МИФЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

 

Совместный проект Николая Гладких и Виктории Зыряновой

Греческие мифы в мировой поэзии - ХIХ век

Эпоха Возрождения
ХVII век
ХVIII век
ХХ век

АВТОРЫ - ХIХ век

Алексей АПУХТИН
Джордж Гордон БАЙРОН
Шарль БОДЛЕР
Элизабет БАРРЕТ-БРАУНИНГ
Юхан Себастьян ВЕЛЬХАВЕН
Генрих ГЕЙНЕ
Теофиль ГОТЬЕ
Виктор ГЮГО
Анри КАЗАЛИС
Джон КИТС
Сэмюэл Тейлор КОЛЬРИДЖ
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ
Шарль ЛЕКОНТ ДЕ ЛИЛЬ
Аполлон Николаевич МАЙКОВ
Иоганн МАЙРХОФЕР
Михаил Ларионович МИХАЙЛОВ
Жан МОРЕАС
Фридрих НИЦШЕ
Оскар УАЙЛЬД
Александр Сергеевич ПУШКИН
Данте Габриэль Россетти
Эрнест РЕЙНО
Альбер САМЕН
Арман СЮЛЛИ-ПРЮДОМ
Афанасий Афанасьевич ФЕТ
Перси Биши ШЕЛЛИ
Адам Готтлоб ЭЛЕНШЛЕГЕР
Жозе Мариа де ЭРЕДИА

ГЕНРИХ ГЕЙНЕ

ГЕЙНЕ (Heine) Генрих (1797-1856), немецкий поэт и публицист.



***


Перевод с немецкого Александра Блока


Я Атлас злополучный! Целый мир,
Весь мир страданий на плече подъемлю,
Подъемлю непосильное, и сердце
В груди готово разорваться.

Ты сердцем гордым сам того желал:
Желал блаженств, блаженств безмерных сердцу,
Иль непомерных - гордому - скорбей.
Так вот, теперь ты скорбен.

"Книга песен" (1827)

Атлас - титан, которого боги заставили поддерживать на плечах небесный свод.

Поэзия немецких романтиков. - М.: Худож. лит., 1985. - С. 436.



Посейдон


Перевод с немецкого Афанасия Фета


Солнце лучами играло
Над морем, катящим далеко валы;
На рейде блистал в отдаленьи корабль,
Который в отчизну меня поджидал;
Только попутного не было ветра,
И я спокойно сидел на белом песке
Пустынного берега.
Песнь Одиссея читал я - старую,
Вечно юную песнь. Из ее
Морем шумящих страниц предо мной
Радостно жизнь подымалась
Дыханьем богов,
И светлой весной человека,
И небом цветущим Эллады.

Благородное сердце моле с участьем следило
За сыном Лаэрта в путях многотрудных его,
Садилося с ним в печальном раздумьи
За радушный очаг,
Где царицы пурпур прядут,
Лгать и удачно ему убегать помогало
Из объятий нимф и пещер исполинов,
За ним в Киммерийскую ночь, и в ненастье,
И в кораблекрушенье неслось,
И с ним несказанное горе терпело.

Вздохнувши, сказал я: "Злой Посейдон,
Гнев твой ужасен,
И сам я боюсь
Не вернуться в отчизну!"
Едва я окончил -
Запенилось море,
И бог морской из белеющих волн
Главу, осокой венчанную, поднял,
Промолвив в насмешку:

"Что ты боишься, поэтик?
Я нимало не стану тревожить
Твой бедный кораблик,
Тебя не заставлю излишней качкой
Бояться за бедную жизнь.
Ведь ты, поэтик, меня никогда не сердил:
Ни башенки ты не разрушил у стен
Священного града Приама,
Ни волоса не спалил на главе
Полифема, любезного сына,
И тебе не давала советов ни в чем
Богиня ума - Паллада-Афина".

Так возввал Посейдон
И в море опять погрузился;
И над грубой матросской шуткой
Под водой засмеялась
Амфитрита, толстая торговка рыбой,
И глупые дочки Нерея.

"Книга песен" (1827). Раздел "Северное море". Цикл первый

Сын Лаэрта - Одиссей. Приам - царь Трои. Полифем - сын Посейдона, циклоп, которому Одиссей и его спутники выкололи единственный глаз. Амфитрита - морская богиня, жена Посейдона. Нерей - бог водяной стихии.

Гейне Г. Избранные произведения. - М.: ГИХЛ, 1950. - С. 115-116.



Гроза


Перевод с немецкого М. Прахова


Глухо нависла над морем гроза,
И черную стену скопившихся туч
Прорезают зубчатые молнии,
Быстро сверкая и быстро исчезая,
Как острота из головы Крониона.
По дикому, бурному морю
Далеко проносятся громы,
И прыгают белые кони-валы,
Бореем самим прижитые
От чудных кобыл Эрихтона,
И носятся испуганно чайки,
Как тени умерших у Стикса,
Хароном гонимые от ладьи его полуночной.
Бедный резвый кораблик,
Какую жестокую пляшет он пляску!
Эол выслал ему отборных своих музыкантов,
Они дико разыгрались, веселя танцующих.

Один свистит, другой трубит,
Третий глухо гудит на контрабасе...
И шкипер, шатаясь, стоит у руля,
И глаз он не сводит с компаса,
Дрожащей души корабля,
И руки с мольбою он к небу возносит:
"О, спаси меня, кастор, воинственный всадник,
И ты, Полидевк, ратоборец кулачный!"

"Книга песен" (1827). Раздел "Северное море". Цикл второй

Борей, северный ветер, прижил от кобыл Эрихтона волны (кони-валы). Харон - перевозчик теней умерших через реку в царство мертвых. Кастор и Полидевк - братья-герои; Гомер говорит о Касторе как о смирителе коней, а Полидевка называет всесильным.

Гейне Г. Избранные произведения. - М.: ГИХЛ, 1950. - С. 125-126.



Песнь океанид


Перевод с немецкого Михаила Михайлова


По-вечернему бледнее становится на море,
И одинок, со своей одинокой душой,
Сидит человек на пустом берегу
И смотрит холодным, мертвенным взором
Ввысь, в холодное, мертвое небо,
И на широкое море, волнами шумящее.
И по широкому, волнами шумящему морю,
Как воздушные пловцы, несутся вздохи его -
И к нему возвращаются грустно:
Закрытым нашли они сердце,
Куда пристать хотели...
И он стонет так громко, что белые чайки,
С песчаных гнезд пугливо взлетая,
Стаями рдеют над ним,
И он говорит им смеясь:

"Черноногие птицы,
На белых крыльях моря облетающие,
Клювом своим кривым воду морскую пьющие,
Ворвань и мясо тюленье жрущие,
Горька ваша жизнь, как и пища ваша!
Я же, счастливец, вкушаю сласти,
Вкушаю сладостный запах розы,
Соловьиной невесты, вскормленной лунным светом;
Я вкушаю его сладчайшие
Пирожки со взбитыми сливками;
Вкушаю и то, что слаще всего, -
Сладкую любовь и сладкую взаимность!

Она любит меня! Она любит меня! Прекрасная дева!
Теперь она дома, у себя на балкончике,
И смотрит в сумерки, вдаль, на дорогу,
И ждет, и тоскует по мне, - наверное!
Тщетно озирается она кругом и вздыхает,
И вздыхая, спускается в сад.
И гуляет среди ароматов, в сияньи луны,
С цветами ведет разговор и им говорит,
Как я, ее милый, хорош
И достоин любви, - наверное!
Потом и в постели, во сне перед нею,
Дразня ее счастьем, мелькает мой милый образ;
И даже утром, за кофе, она
На бутерброде блестящем
Видит мой лик дорогой
И съедает его от любви, - наверное!"

Так хвастает он и хвастает,
А тем временем чайки кричат
Холодным насмешливым криком.
Вот наплывают ночные туманы;
Месяц, желтый, как осенью лист,
Грустно сквозь сизое облако смотрит:
Волны морские встают и шумят.
И из пучины шумящего моря
Грустно, как ветра осеннего стон,
Слышится пенье океанид
Милосердных, чудных дев морских...
И слышнее других голосов ласковый голос
Среброногой супруги Пелея...
Океаниды уныло поют:

"О глупец, ты глупец, хвастливый глупец!
Скорбью истерзанный!
Убиты надежды твои,
Игривые дети сердца.
И сердце твое, словно у Ниобы,
Окаменело от горя!
Сгущается мрак у тебя в голове,
И вьются во мраке безумья молнии,
И хвастаешь ты от боли!
О глупец, ты глупец, хвастливый глупец!
Ты ведь бессильней его,
И было л умней для тебя богов почитать
И влачить терпеливо тяжкое бремя скорбей,
Влачить его долго, так долго,
Пока не утратит терпенья сам атлас
И тяжкого мира не сбросит с плеч
В вечную ночь!"

Долго так пели океаниды
Милосердные, чудные девы морские,
Пока шумные волны их заглушили -
В тучи спрятался месяц;
Ночь раскрыла свою пасть,
И я долго сидел во мраке и плакал.

"Книга песен" (1827). Раздел "Северное море". Цикл второй

Океаниды - морские нимфы, дочери титана Океана. Супруга Пелея - Фетида, мать Ахилла. Ниоба (Ниобея) - похвасталась своими 12 детьми перед Латоной; за это ее дети Аполлон и Артемида умертвили всех детей Ниобы, а сама она была превращена Зевсом в каменное изваяние.

Гейне Г. Избранные произведения. - М.: ГИХЛ, 1950. - С. 128-130.



Боги Греции


Перевод с немецкого Б. Лейтина


Пышноцветущая луна! В твоем сияньи
Текучим золотом сверкает море.
Как ясность дня, заколдованно-помраченная,
Пролился твой свет над прибрежным простором.
А в беззвездном голубоватом небе
Проплывают белые облака,
Как богов изваянья гигантские
Из сверкающего мрамора.

Нет, не поверю вовек: это не облака! -
Это сами боги, боги Эллады,
Что некогда радостно правили миром,
А ныне из царства забвенья и смерти
Явились, как призраки непомерные,
В небе полночном.

В ослеплении странном гляжу изумленный
На реющий Пантеон:
Торжественно-немы в движении грозном
Исполинские образы.
Вот этот - сам Кронион, властитель неба.
Кудри его белоснежны,
Прославленные, Олимп сотрясавшие кудри.
Он потухшую молнию держит в руке,
На лице его - горечь и горе,
Но и гордость былая почила на нем.
То добрые были, о Зевс, времена,
Когда упоительно ты наслаждался
Нимфы и отрока лаской и жертвой обильной.
Но и боги не вечно правят вселенной:
Юные боги старых свергают,
Как некогда сверг ты седого отца
И родичей - мощных титанов,
Отцеубийца Юпитер!
И тебя узнал я, гордая Гера!
Ревнивой тоске твоей наперекор,
Другая владеет скипетром мира,
И ты уже давно не царица небес.
Широко раскрытые очи померкли,
И силы не стало в лилейных руках,
И месть твоя вовек не настигнет
Ни девы, бога зачавшей,
Ни чудотворящего божьего сына.
И тебя узнал я, Афина-Паллада!
Как случилось, что щит твой и мудрость твоя
Отвратить не сумели погибель великих?
И тебя я узнал, и тебя, Афродита,
Встарь золотая, теперь серебристая!
Пусть дивный твой пояс тобой не утерян,
Но тайно страшусь я твоей красоты,
И, если бы ты осчастливить меня
Захотела, как древних героев,
Прекрасной плотью, столь щедрой на ласки,
Я умер бы тотчас от страха:
Богинею мертвых явилась ты мне,
Сладострастная Венус!
С любовью не смотрит уже на тебя
Страх наводящий Арей.
Юноша Феб-Аполлон
Печален. Молчит его лира,
Что так радостно пела в час пиршеств богов.

Еще печальней Гефест -
И недаром: вовек, хромоногий,
Не сменит он Геру на трапезе шумной,
И в чаши вовек не нальет хлопотливо
Он дивный нектар. Давно уже смолк
Неумолчный когда-то смех небожителей.

Никогда не любил я вас, боги Эллады:
Ненавистны мне были древние греки,
Да и римляне тоже не по сердцу были.
И все ж сожаленье святое
И острая жалость - пронзили мне сердце,
Когда я увидел вас в вышине,
Забытые, мертвые боги,
Вас, тени, кочевники ночи,
Туман легковесный, развеваемый ветром.
И стоит мне вспомнить, как робки и лживы
Те боги, которые вас победили,
Ныне царящие унылые новые боги,
Вредоносные в шкуре смиренья овечьей, -
О, тогда, весь во власти мрачного гнева,
Я готов разрушать все новые храмы
И за вас бороться, старые боги,
За вас и ваши добрые нравы,
Божественно благоуханные.
И перед вашими алтарями,
Что вновь устремились бы ввысь,
Окутавшись жертвенным дымом,
Я сам преклонил бы колена,
Простирая молитвенно руки, -
Затем, что - пусть, древние боги,
Вы всегда, участвуя в битвах людей,
Примыкали к партии победителей -
Великодушнее вас человек,
И в бою небожителей я склоняюсь
К партии побежденных богов.

Так я закончил. И на глазах у меня
Покраснели бледные лики,
Сотканные из облаков,
И, как умирающие, в раздумии скорбном,
Взглянули они на меня - и пропали.
И сразу скрылась луна,
Затянута пологом тучи темнеющей.
Вздыбилось пенное море,
И выступили победно на небе
Вечные звезды.

"Книга песен" (1827). Раздел "Северное море". Цикл второй

Гейне Г. Избранные произведения. - М.: ГИХЛ, 1950. - С. 131-133.



Психея


Перевод с немецкого А. Мушниковой


Небольшой в руках светильник,
Необъятный в сердце пыл,
Тихо льнет Психея к ложу,
Где крылатый бог почил.

И трепещет, и краснеет,
И любуется красой.
Но проснулся, и мгновенно
Улетел Амур нагой.

Вечно каяться Психее!
Грех ее неискупим,
Оттого что перед нею
Бог любви предстал нагим.

"Новые стихотворения" (1844). Раздел "Романсы"

Гейне Г. Избранные произведения. - М.: ГИХЛ, 1950. - С. 215.



Подземный мир


Перевод с немецкого Д. Горфинкеля


I

"Холостым бы жить мне надо! -
Стонет в сотый раз Плутон, -
Брачной мукой истомлен,
Вижу: раньше, без жены,
Ад мой вовсе не был адом.

Холостым бы жить мне надо!
С Прозерпиной чем страдать,
Лучше мне в могиле спать!
После злых ее речей
Цербер лающий - отрада.

Где покой мой? Брань, обиды...
Нет души в стране теней,
Чья судьба была б страшней.
И завидую, Сизиф
Я тебе и Данаидам".

II

В подземном царстве, где тени тужат,
На троне златом, с венценосным мужем
Сидит Прозерпина
С угрюмой миной,
И втайне печально вздыхая:

"Я жажду цветов, соловья излияний
Певучих и солнца лобзаний.
Средь бледных лемуров
И трупов понуро
Влачусь я, жена молодая.

Опутана браком, как паутиной,
Я в этой проклятой норе крысиной!
И призраки ночи
Глядят мне в очи,
И рокоту Стикса внимаю.

Сегодня Харона позвала я в гости
(Он лысый, а ноги - кожа да кости!),
Судей здешних тоже -
Унылые рожи! -
В их обществе я изнываю".

III

И пока от ссор безмерных
Преисподняя гудит,
Плачет на земле Церера,
Сумасшедшая бежит
Без чепца и без платочка
С голой грудью по полям,
Декламируя те строчки,
Что давно знакомы вам:

"Неужель весна явилась?
Юность вновь земле несет?
Зелень в долах распустилась,
И река ломает лед,
И глядится безмятежно
В гладь лазурную Зевес,
И Зефир крылами нежно
Обвевает луг и лес.
В рощах песни вновь проснулись,
Ореада говорит:
"Вот цветы твои вернулись, -
Дочь никто не возвратит!".

Ах, давно уж неустанно
Обхожу я белый свет!
Тщетно все лучи Титана
Я любимой шлю вослед!
Вестью радостной в невзгоде
Ни один не обласкал;
День, который все находит,
Дочь и он мне не сыскал.
Ты ль, Зевес, ее похитил?
Иль, ее красой прельщен,
Молчаливых рек властитель
В Орк увел ее Плутон?

Кто же будет к черным водам
Горя моего гонцом?
Вечно ходит челн под сводом,
Но плывут лишь тени в нем.
Взорам смертного граница -
Темнота подземных зал,
И с тех пор, как Стикс струится,
Он живых не отражал.
Вниз ведут стези без счета,
К свету солнца - ни одна.
О слезах ее в заботах
Я гадать обречена".

IV

"О Церера, я отвечу!
Не напрасно ты взывала.
Я пойду тебе навстречу:
Сам я выстрадал немало.

Теща, кончатся невзгоды!
Честно я дележ устрою,
И шесть месяцев из года
Дочка будет жить с тобою.

С матерью поможет людям,
Летом ведая полями,
И соломенную будет
Шляпу украшать цветами.

В час вечерний помечтает
В розовых лучах заката.
На свирели ей сыграет
У ручья пастух лохматый.

После жатвы в день пирушек
В хороводе покружится.
Среди увальней, пастушек
Несомненной будет львицей!

Сладостный покой! Признаюсь,
В Орке я всхрапну покуда!
Пунша с Летой налакаюсь
И супругу позабуду!

V

Иной раз мнится мне, что скрыта
Немая скорбь в твоих глазах.
Я знаю эту боль и страх
Разбитой жизни, любви разбитой!

Ты никнешь грустно, как на тризне!
Умчалась юность навсегда.
Непоправимая беда
Любви разбитой, разбитой жизни!"

"Новые стихотворения" (1844). Раздел "Романсы". Цикл "Подземный мир" (весна 1840)

Плутон (Аид) - бог подземного царства. Прозерпина - похищенная Плутоном и взятая в жены дочь Деметры (Гейне употребляет ее латинское имя Церера). Цербер - многоголовый пес, охраняющий выход из подземного царства. Сизиф - за разглашение людям тайны богов был обречен Зевсом в подземном царстве вкатывать на гору огромный камень, каждый раз скатывавший обратно. Данаиды - пятьдесят дочерей египетского царя Даная, умертвившие в брачную ночь своих мужей; за это были обречены подземном царстве наливать воду в бездонную бочку. Лемуры - призраки, души умерших. Орк - латинское название царства мертвых. Лета - река в царстве мертвых, в этом стихотворении одушевленная поэтом.

Гейне Г. Избранные произведения. - М.: ГИХЛ, 1950. - С. 222-225.



Мифология


Перевод с немецкого Михаила Лозинского


Да, Европа покорилась,
Силе бычьей уступая,
И понятно, что Даная
Золотым дождем прельстилась.

Кто в Семелу камнем бросит,
Если ей казалось: облак,
Идеальный горный облак
Нам бесчестья не приносит?

Но на Леду мы, признаться,
Негодуем и поныне;
Надо ж быть такой гусыней,
Чтобы лебедю отдаться!

Романцеро" (1851). Книга вторая. "Ламентации"

Упомянуты возлюбленные Зевса, к которым он являлся в разных обликах: к Европе - как бык, к Данае - как золотой дождь, к Семеле - как облако, к Леде - как лебедь.

Багровое светило: Стихи зарубежных поэтов в переводах М. Л. Лозинского. - М.: Прогресс, 1974. - С. 74. - (Мастера поэтического перевода).



Психея


Перевод с немецкого Самуила Маршака


В ручках - маленький светильник.
Пламя жаркое в крови -
Робко крадется Психея
К богу юному любви.

Наклонилась, задрожала.
Как прекрасен спящий бог!
Но, внезапно пробужденный,
Покидает он чертог.

Каясь два тысячелетья,
Плоть мученьям предает
Та, которой на мгновенье
В наготе предстал Эрот.

Сборник "Новые стихотворения" (1844)
Цикл "Романсы"

Психея - олицетворение души. Психея не должна была видеть лица своего супруга, встречаясь с ним только ночью. Однажды, подученная коварными сестрами, она приблизилась к нему ночью со светильником и увидела спящего бога любви Эрота. Нечаянно капнув на его тело горячим маслом, она вынуждена была надолго расстаться с супругом. Каясь два тысячелетья… - Гейне подразумевает здесь века засилия христианской морали.

Гейне Г. Собрание сочинений в 6 т. - М.: Худож. лит., 1980. - Т. 2. - С. 286-287.

Для информации: купить ключ стим